РБК: Кто противостоит «группам смерти» в Ростовской области?

В 2016 г. ростовские волонтеры добились блокировки не менее 19 сообществ, в которых велась прямая пропаганда суицида среди несовершеннолетних
13 февраля 2017г. в регионе было возбуждено первое дело по ст.110 УК РФ («Доведение до самоубийства») по факту смерти учащегося одной из школ Ростова. Как сообщал ряд региональных СМИ, подросток мог быть связан с «группами смерти» — сообществами в социальных сетях, пропагандирующими суицид. Однако представители СК РФ в Ростовской области в официальном сообщении попросили журналистов не делать преждевременных выводов до завершения расследования.

«Благополучный» регион

В январе 2017г. руководитель Следственного управления СК России по Ростовской области Юрий Попов, говоря о теме подростковых суицидов, отметил, что в регионе в прошлом году не было уголовных дел по фактам склонения к самоубийству.

По данным СК РФ, количество подростковых суицидов в Ростовской области снижается. Так, в 2015 г. их было зафиксировано 17, а в 2016 г. — 14. Среди основных причин, толкающих несовершеннолетних на сведение счетов с жизнью, следователи выделяют «отсутствие достаточной психологической поддержки в семье» и «бесконтрольную „интернетную“ жизнь» несовершеннолетних.

Помимо сотрудников правоохранительных органов, с подростковым суицидом борется созданный в Ростове социально-правовой мониторинговый центр детской безопасности «Защита» под руководством юриста Алексея Азарова. В качестве зарегистрированной автономной некоммерческой организации центр действует только полгода, однако работу на общественных началах ведет с 2011г.

«Понимание того, что интернет-пространство нужно делать безопасным для детей, пришло давно. С 2011г. мы занимались этим, боролись с детской порнографией, педофилами, которые находили своих жертв именно в социальных сетях. В прошлом году, когда проблема безопасности детей и подростков в интернете встала особенно остро, у нас возникла необходимость работать с документами, заказывать экспертизы, и мы оформились как юридическое лицо», — рассказывает Азаров.

Сейчас в центре «Защита» задействовано около 70 волонтеров, которые работают в социальных сетях. Они ищут группы суицидальной направленности и работают с попавшими туда детьми. Центр находится в постоянном контакте с сотрудниками правоохранительных органов и сотрудниками Роскомнадзора, что позволяет передавать оперативную информацию тем, кто будет работать с ней по долгу службы.

«За последние полгода мы заблокировали 19 групп в соцсети ВКонтакте, в которых подростков склоняли к суициду. Эти группы действовали на территории нашей страны, но определить, в каком именно городе они были, достаточно сложно. Здесь нет такого понятия, как география», — говорит Алексей Азаров.

Объединения, аналогичные ростовской «Защите» действуют также в Москве и Рязани.

По словам специалистов, в группах суицидальной направленности в социальных сетях ведется пропаганда самоубийств. Кроме того, в последнее время все чаще в обществе стали возникать разговоры о некой «игре», в которую играют участники «групп смерти». Суть игры в том, чтобы 50 дней выполнять задания, которые дает участнику куратор. По истечении срока игры участник должен совершить самоубийство.

Возраст участников «групп смерти» колеблется от 12 до 17 лет. Лидерами по распространению сообществ суицидальной направленности являются социальные сети ВКонтакте и Instagram. Подростки находят сообщества по тематическим хештэгам.

Опасность нарастает

По словам Азарова, еще несколько лет назад типичная группа суицидальной направленности формировалась не меньше года.

«За счет того, что „группы смерти“не были широко известны, они не пользовались такой популярностью. Несколько месяцев в группе публиковались депрессивные картинки, видеозаписи, песни. С детьми разговаривали, медленно приближая их к мысли о самоубийстве. Потом администратор группы объявлял о начале игры, и все желающие могли присоединиться», — говорит он.

В настоящее время благодаря пристальному вниманию СМИ и широкому обсуждению в соцсетях, формирование таких сообществ идет гораздо быстрее.

«11 дней назад мы заблокировали одну группу. Представьте, она была создана утром одного дня, к вечеру администратор объявил игру. В 7:00 следующего дня в группу вступила первая девочка. К 15:00 добавление людей шло со скоростью один человек в минуту. В 19:00 в группе было уже 2,5 тысячи человек», — рассказывает Азаров.

По его мнению, публикации в СМИ, в которых говорится об опасности «групп смерти» могут иметь и обратный эффект. «Журналисты стараются вставить в материал хештэги, по которым можно найти „группы смерти“, названия этих групп. Родители читают статью в интернете, показывают ее ребенку. Ребенок, возможно, вообще не знал раньше о существовании подобных групп, но он видит тематические слова и может начать узнавать, что они значат. Таким образом тоже можно попасть в суицидальную группу», — поясняет волонтер.

Смерть как рекламный ход

Многочисленные материалы в СМИ, посвященные «группам смерти», вызвали вокруг них ажиотаж, которого не было еще несколько лет назад. Это, по словам волонтеров, привело к тому, что в социальных сетях начали появляться группы-обманки.

«Из тех суицидальных групп, которые сейчас есть в интернете, 98% – фейковые. Использование символики и соответствующих хештэгов — это гарантированный способ нагнать в группу большое количество людей. Как только количество подписчиков переваливает за несколько тысяч, группа переименовывается и начинает выполнять свою прямую функцию, чаще всего — рекламную», — объясняет Азаров.

По его словам, всего 2% групп в социальных сетях являются настоящими «группами смерти». Они «отстаиваются» для игры, в них публикуются видеозаписи, картинки. Такие сообщества не призывают к суициду напрямую, но поддерживаются для того, чтобы объявить «игру».

Как рассказали волонтеры, популярными темами в социальной сети ВКонтакте стали пользоваться и мошенники. «Появилось приложение, при помощи которого участник игры якобы сможет проходить этапы. В итоге, когда это приложение устанавливаешь на телефон, оно начинает списывать деньги со счета», — поясняет волонтер Алиса.

Те, кто против

В последнее время в соцсетях появились группы добровольцев, которые по хештэгам выходят на тех, кто решил вступить в игру, и пытаются их отговорить. У них существует своя сеть сообществ, в которых они отчитываются о проведенной работе.

«Чаще всего мы пытаемся найти информацию на странице у подростка. Ищем кого-то, кто может знать его лично. Выходим на друзей или родственников, сообщаем учителям, если они есть в сети. Рассказываем об игре, просим провести беседу», — говорит одна из активистов.

Корреспондент РБК Юг попытался провести собственный эксперимент: зарегистрировал страницу в соцсети ВК и опубликовал несколько хештэгов, по которым можно опознать желающих играть. Страница была заблокирована спустя 30 минут.

При блокировке страницы сайт интересуется, с какой целью пользователь публиковал спорные материалы. Можно выбрать ответ «Я пытаюсь бороться с этим явлением» и, сменив пароль, восстановить страницу.

За несколько дней автору страницы написали более 10 волонтеров, которые пытались отговорить его от участия в «игре». Предложений играть не поступало.

По словам волонтеров, администрация соцсети ВКонтакте реагирует на «группы смерти» в среднем в течение 4 часов и блокирует их. То же самое происходит и с пользователями. Недавно активисты смогли добиться блокировки суицидальных записей и в сети Instagram. Там на блокировку также в среднем уходит 4 часа.

Чья игра?

Волонтеры центра «Защита» проверили несколько ip-адресов «групп смерти» и обнаружили, что доступ к одной из них осуществлялся с территории США, к другой — с территории Украины.

По словам Алексея Азарова, организаторы игры могут использовать ее в качестве отработки «нового оружия массового поражения». Он считает, что при работе с подростками используется методика Lifespring (метод воздействия на подсознание человека, направленный на изменение сознания испытуемого).

«Работает целая сеть сотрудников, которые тратят время на обработку подростков. У них есть для этого техника. Это, по сути, работа, за которую они могут получать деньги», — говорит он.

Руководитель центра «Защита» также предположил, что вместе с «куратором» вполне могут действовать еще несколько человек. «Возможно, в некоторых историях действует не один, а несколько кураторов. Есть те, кто снимает момент самоубийства на камеру», — говорит он.

Кроме того, по его словам , в последнее время в «группах смерти» стало обычной практикой, когда действует не один, а сразу несколько администраторов. Они проводят работу с подростками буквально посменно. «Мы отслеживали одну группу. В ней было сразу 7 админов, которые работали по 1,5 часа, сменяя друг друга. Получается, действует целая группа», — уточнил Азаров.

При этом возбуждение реальных уголовных дел в отношении администраторов суицидальных сообществ пока нельзя назвать обычной практикой. В данный момент следствие ведет работу по делу администратора одной из суицидальных групп Филиппа Будейкина (Лиса). Его обвиняют в координации самоубийств подростков на территории РФ. Будейкин был арестован после ряда публикаций в СМИ в октябре 2016 г. Обыски также проводились у нескольких администраторов сообществ аналогичной направленности.

Что делать?

По словам Алексея Азарова, единственным реальным механизмом борьбы с «группами смерти» является работа на государственном уровне. Волонтер говорит о необходимости создания отдельного подразделения, которое будет заниматься темой распространения суицидальных групп в социальных сетях. Входить в подразделение, по мнению Азарова, должны сотрудники правоохранительных органов, программисты, психологи и представители научного сообщества. Работая совместно, они смогут ускорить блокировку групп и расследовать возможные преступления.

«Сейчас блокировка группы через Роскомнадзор сразу невозможна. Это можно сделать только через 3–4 месяца. Но это очень долго. Если в конкретной группе в соцсети есть признаки суицидальной, Роскомнадзор должен провести экспертизу, которая длится около месяца. Это в случае с суицидальными группами и группами с детской порнографией. Если же речь идет о вовлечении ребенка в секту через группу в соцсети, то нужно еще больше времени, потому что этим занимается суд и Генпрокуратура РФ», — говорит он.

Как рассказал источник РБК Юг, в ближайшее время планируется внести изменения в статьи УК РФ, которые могут быть применимы к организаторам «групп смерти».

Волонтеры уже выступили с инициативой изменения действующего законодательства, предложив квалифицировать действия организаторов и администраторов «групп смерти» по статье ст.105 УК РФ (Убийство). В настоящее время подобные действия квалифицируются по ст.110 (доведение до самоубийства). Как рассказал источник РБК Юг, инициаторам изменений в УК РФ удалось связаться с главой Следственного Комитета РФ Александром Бастрыкиным, который пообещал заняться этим вопросом вплотную и донести информацию до президента Владимира Путина.

Запретный плод

По словам детского психолога, куратора ростовского «Молодежного телефона доверия» Юрия Потурнака, популярность «групп смерти» может быть связана с несколькими факторами. Главным из них, по мнению эксперта, является стремление ребенка к непознанному, таинственному.

«Во все времена было почетно состоять в каком-то тайном ордене, хранить общую тайну. Для подростков это запретный плод, который они хотят попробовать», — отмечает он.

Кроме того, по мнению эксперта, в сложившейся ситуации играет роль особый менталитет, который не позволяет родителям в доступной форме говорить с детьми о смерти, чем делает ее той самой загадкой, которую стремятся разгадать подростки.

Еще одним катализатором, по словам психолога, является регулярное появление символов, связанных с «группами смерти» в медиапространстве и обычной жизни. «Мы регулярно можем видеть тематические хештэги этих групп на стенах домов, в публикациях СМИ. Ребенок постоянно видит эти маркеры, цепляется за них подсознательно и в конце концов идет узнавать, что они значат», — говорит Потурнак.

Психолог уверен, что в вопросе подросткового суицида возможна профилактика со стороны родителей. «Родители должны интересоваться тем, что происходит в жизни их ребенка. Они должны понимать, чем он живет. И если для этого иной раз нужно будет перейти личную границу подростка, то лучше сделать это ради его безопасности», — напоминает эксперт.

Источник: rostov.rbc.ru

#интернет #безопасность #экстримизм #роскомнадзор #дети #защита